Организация туров в Камбодже Москва: +7 (495) 2367725; Камбоджа: +855 93203460
tcambodia@mail.ru
Поиск по сайту

Аренда жилья в Камбодже: 200$ в месяц

Холм Пном Бакхенг (Phnom Bakheng Hill)

Закат на холме Пном Бакхенг

Это истинное воплощение любви к симметрии и гармонии. Его красота достигается за счет чистой простоты прямоугольников. Это храм-гора с пятью террасами. У подножия Бакхенга лежит огромный загадочный мир, мир кхмеров, а непроходимые джунгли лишь добавляют ему загадочности.

Пном Бакхенг расположен к 1300 метрах к северу от Ангкор-Вата и в 400 метрах к югу от Ангкор-Тхома.

Зайти в Пном Бакхенг можно по длинной крутой дорожке со ступенями, расположенной с восточной стороны храма (высота - 67 метров). В 1960 году на вершину горы поднимались на слонах, и, по словам одного из посетителей, "это был очень аккуратный и приятный подъем".

Вид на Ангкор Ват с Пном Бакхенг

Чтобы насладиться великолепным видом Ангкора, следует подняться на вершину перед самым закатом. Золотые оттенки лучей заходящего солнца - это поистине незабываемое зрелище. Побывав на вершине горы, француз Анри Муо писал в 1859 году: "С вершины горы, на которую можно подняться по ступенькам, открывается такой прекрасный вид, что становится понятно, почему эти люди, продемонстрировавшие такой тонкий вкус в создании своих архитектурных памятников, выбрали для строительства храма именно это место".

С вершины можно увидеть: пять башен Ангкор-Вата на западе; Пном-Кром на юго-западе, около Великого озера; Пхном-Бок на северо-востоке; Пном-Кулен на востоке и Западный Барай. Пном Бакхенг был возведен в конце IX -начале X века в период правления императора Яшовармана I в честь индийского бога Шивы.

История

Став королем в 889 году, Яшоварман основал свою столицу Тасохарапура к северо-западу от города Ролуох и построил свой государственный храм Пном Бакхенг. Сегодня Пном Бакхенг входит в состав Ангкора, поэтому иногда его называют "первый Ангкор". Город окружала квадратная стена, каждая сторона которой составляла в длину 4 километра (2,5 мили). Город размещался на естественном холме.

Один день на холме богов

Храм Пном Бакхенг

"Это самое уединенное и приятное место во всем Ангкоре. Настоящая гора Меру, на которой обитали боги. Но если бы кхмеры поклонялись греческому пантеону богов, то они наверняка бы построили на Пном Бакхенге храм Апполона, поскольку это место особенно прекрасно на восходе и закате солнца.

Следует отправиться туда за час до рассвета, идя по дороге, которая тянется вдоль слабо мерцающего рва вокруг Ангкор-Вата, а затем ныряет в джунгли. Затем свернуть, пробираясь по террасе между львами-стражниками (которые приветливо ухмыляются, если направить на них свет факела); вскарабкаться по пяти пролетам ступенек на восточной стороне холма и выйти из густого леса на прохладную террасу, освещаемую звездами. Вы будете сполна награждены за все усилия, которые вы приложили, чтобы проделать это небольшое путешествие.

На вершине холма очень тихо. Темнота постепенно отступает, и вы стоите один, словно бог на крыше мира, которая парит в воздухе среди звезд, слабо мерцающих сквозь обрывки тонких облачков. Рассвет вступает в свои права так осторожно, что вы не замечаете этого, пока в какой-то момент не осознаете, что вокруг уже не темно.

Вокруг вас проступили очертания великолепных святынь и алтарей. А внизу - медленно, но с каждой минутой все отчетливее - простирается да самых дальних границ мира Кхмерская империя. Возможно, так видел все это Император-бог, когда приходил сюда много столетий назад.

Вскоре на востоке бледно-золотистый свет разливается над серой грядой облаков, окружающих могучий утес, от которого, словно неподвижная водная гладь, простирается темно-зеленый океан джунглей, приводящий в благоговейный трепет своим сдержанным величием.

Храм Пном Бакхенг

С южной стороны открывается такой же вид, за исключением невысокого холма, лежащего, словно остров, в однообразном море листвы. На западе жемчужно-серые воды великого Барая, над которым нависает тонкая пленка тумана, становятся серебристыми в рассветных лучах и загадочно поблескивают в обрамлении деревьев; а за ним до самого горизонта простираются бесконечные джунгли.

Бесконечный монотонный ландшафт прерывается лишь на севере и северо-востоке, где протянулась на 80 миль горная цепь Дангрэк; на восточной их оконечности, которая не видна с Пном Бакхенга, расположился практический неприступный храмовый комплекс Прэахвихеа.

Прямо под вами господствует безветренное утро; но когда деревья, растущие на крутых склонах холма, начинают раскачиваться взад и вперед и раздается неразборчивая и громкая болтовня, это значит, что в джунглях проснулись обезьяны.

С южной стороны, у подножия холма, мешаются с клочьями тумана тонкие струйки дыма, поднимающиеся от домов невидимых поселений местных жителей. Потом, когда крепнет утренний свет, среди однообразной зелено-серой массы листвы проступают черные твердыни башен Ангкор-Вата, и поблескивает вода в пока не заросшем рве, опоясывающем храмовый комплекс. Но от огромного города, стены которого находится практически у вас под ногами, и от других древних сооружений, раскиданных по бескрайним равнинам, не видно и следа. В джунглях должна быть какая-то магия, которая знает, как хранить такие великие секреты в тайне от всевидящего Ока солнца.

Днем пейзаж меняется. Ощущение богоподобного уединения остается, но холодная, серая меланхолия раннего утра превращается в сияющее великолепие, отражаемое в тысячах оттенков оранжевого, янтарного, желто-красного и золотого. На западе Барай, чьи серебряные воды утром источали такую привлекательную свежесть, теперь словно разросся, стал великолепным и зловещим одновременно; похожий на отполированный лист меди, отражает он огненное сияние солнца.

Дальше, за Бараем, простираются джунгли, теряющиеся в великолепном солнечном пожаре; на севере и востоке, где солнечный свет не так ярок, гладкая поверхность верхушек деревьев одета во все оттенки английского осеннего пейзажа: вся гамма струящегося темно-красного, пылающего алого, каштаново-коричневого и искрящегося желтого - даже здесь деревья переживают зиму.

При дневном свете можно увидеть то, что было скрыто от взгляда утром: в нескольких милях к югу лес прерывается сельскохозяйственными угодьями - рисовыми полями, сухими и золотистыми в эту пору года, на которых пасется скотина и буйволы.

Великий Ангкор-Ват, который утром предстал в виде неопределенной черной каменной массы на фоне рассветного неба, теперь кажется неописуемо волшебным. Ангкор-Ват не виден полностью, поскольку Пном Бакхенг для этого недостаточно высок; но даже если бы у нас была возможность подняться очень высоко, могучие высокие деревья на крутых склонах Пном Бакхенга все равно бы закрывали вид на огромный комплекс Ангкор-Вата. Но Ангкор-Ват виден достаточно хорошо, чтобы осознать и оценить всю смелость архитекторов, которые решились создать такое сооружение.

Если до Ангкор-Вата провести воображаемую диагональ, то от северо-западного угла рва до лотосообразной верхушки центрального святилища можно проследить идеальную гармонию. Почитаемый за свою красоту, величие и огромные размеры, ни с какой другой точки Ангкор-Ват не кажется таким невероятным монументом, возведенным при помощи физической и умственной силы людей.

Вид Ангкор-Вата меняется прямо на глазах. Обрамленная листвой, тепло-серая каменная масса храма становится золотистой, затем - янтарной, и сияет все ярче в лучах заходящего солнца. Пурпурные тени крадутся от рва, покрывают галереи, затемняя их янтарное сияние; тени поднимаются все выше и выше, достигают крыш, на некоторое время останавливаются на пиках самой высокой башни, сияющей, словно отшлифованный топаз, в золотистых солнечных лучах.

Джунгли окрашиваются во все более и более осенние краски, и на несколько секунд Западный Барай напоминает озеро огня; а потом пышное празднество заканчивается, словно кто-то выключил свет. Практически полная луна вступает в свои права, мрачно освещает ландшафт, неожиданно ставший таким отчужденным и загадочным; с востока дует прохладный ветерок, от которого сухие, жесткие листья на тиковых деревьях издают слабый, словно металлический, шелест.

Перед тем, как ночная трансформация завершится полностью, происходит еще одно изменение: сияние уже закатившегося солнца снова так мягко освещает ландшафт, что создается ощущение, будто возница солнечной колесницы развернул лошадей и возвращается снова. Теплые солнечные тона снова ласкают холм Пном Бакхенг, но делают это мягко, причудливым образом смешиваясь с лунным светом, создавая невероятное зрелище. Но потом они угасают; и луна, наконец-то оставшись полноправной хозяйкой, посылает свой свет воздушному храму.

Обстановка становится более уединенной. После великолепного, живого празднества, белое свечение луны и тишина кажутся невыносимыми и намного более зловещими, чем глубокая предрассветная темнота. С заходом солнца смолк веселый щебет птиц и звуки обезьян в лесу; они все, как по команде, отправились на ночной покой. Удивительно, но смолки даже цикады. Очевидно, что пришло время прощаться с холмом.

Храм Пном Бакхенг

Чтобы добраться до плато на вершине холма, нужно по-прежнему преодолеть пять почти перпендикулярных пролетов узких ступеней, ведущих в глубины темноты. На мгновение потеряв равновесие, на этих ступеньках можно легко сломать шею - такова практическая сторона этого путешествия. Оказавшись на плато, можно или пересечь его, пройдя через руины, и потом спуститься по прямой отвесной лестнице, или обойти холм с юга, пойдя по извивающейся дорожке, ведущей через джунгли и проторенной слонами и экскаваторами.

И тот, и другой путь приведут вас к месту, где в абсолютной темноте (поскольку заросли здесь слишком густые, чтобы пропускать лунный свет) сидят два льва, а потом дальше, по прямой дороге сквозь мрачный лес, где скромные, едва различимые фигуры местных жителей бесшумно мелькают мимо, и узнать об их присутствии можно лишь по треску связок сухих веток, которые они несут для костра. Проходя небольшие деревеньки, вы видите свет, мелькающий в окнах невидимых вам домов. На берегу рва видны нечеткие силуэты мужчин, рыбачащих с длинными удочками из бамбука".

Сначала тяжело поверить, что этот крутой каменный утес является естественной частью ландшафта, а не сооружением древних архитекторов, которыми знаменит Ангкор. Со всех четырех сторон холма расположены широкие каменные ступени, а на вершине находится огромный храм.

Храм Бакхенг был вырезан из камня и облицован песчаником. Доказательства применения этого метода видны в северо-восточном и юго-восточном углах храма. Этот строительный метод являлся более искусным и требовал применения более прочных материалов. Храм Бакхенг является самым ранним образцом нового архитектурного плана, когда на верхнем уровне многоярусного фундамента располагаются пять святилищ из песчаника. Также это первый храм, где на ярусах фундамента построены башни второстепенного значения.

Символизм

Храм Пном Бакхенг

Количество башен в храме Бакхенг имеет символическое значение. Изначально храм Пном Бакхенг украшали 109 башен, являвшиеся копиями горы Меру, однако многие из них не сохранились. На верхней террасе было расположено пять башен, по 12 на каждом из пяти ярусов основания, и еще 44 башни вокруг основания. Кирпичные башни символизировали 12-годичный цикл из знаков Зодиака. За исключением Центрального святилища, 108 башен символизируют четыре фазы Луны, каждая из которых длится 27 дней. Семь уровней (нижний, пять ярусов и верхняя терраса) соответствуют семи небесам в индийской мифологии.

План

Храм Пном Бакхенг

Каждый уголок Ангкора полон загадок кхмеров. Здесь, на этом холме, даже тени кажутся темнее, потому что с Пном Бакхенгом не сравнится ни одна достопримечательность Ангкора.

Пном Бакхенг имеет квадратную форму. Его основание состоит из пяти ярусов (1-5) и пяти святилищ (6-10) на верхнем уровне, расположенные в углах и в центре террасы. Длина каждой из сторон основания равна 76 метров, а общая высота основания равна 13 метров. На каждой стороне основания имеется крутая каменная лестница с наклоном в 70°. По обеим сторонам на каждом уровне сидят фигуры львов. До наших дней сохранились остатки стены, окружавшей храм, с башнями у входа.

Фигуры львов выполнены в очень гармоничных пропорциях. Справа имеется небольшое сооружение с колоннами из песчаника; в качестве пограничных камней выступают два линга. Ближе к вершине, по центру дорожки, имеется отпечаток ноги Будды. Отпечаток окружен цементным заграждением и закрыт деревянной крышей.

Еще ближе к вершине видны руины башни, являвшейся частью внешней стены. Судя по ромбовидным отверстиям в стенах, по обеим сторонам дороги располагаются две библиотеки из песчаника. Обе библиотеки обращены на запад, а зайти в них можно с восточной стороны.

В углах на каждом уровне и по обеим сторонам лестницы располагаются небольшие каменные святыни.

Верхний уровень

Пять башен размещены в таком же порядке, как точки на игральном кубике. В центральной башне имелся линга, обращенный на четыре стороны. В четырех остальных башнях также находится линга на пьедестале, обращенный на две стороны.

В равномерно расположенных отверстиях в полу около восточной стороны Центрального святилища, вероятно, находились деревянные колонны, поддерживающие крышу. Центральное святилище декорировано женскими божественными существами, расположенными под сводами угловых колонн, и апсарами с изящно вырезанными венками из листвы над их головами; На тимпанах размещены искусно сделанные макары. На левой стороне северной двери Центрального святилища видна надпись.